Сколько в живых осталось чернобыльцев на сегодняшний день

Содержание

— Сейчас в живых остались в основном те, кому на момент аварии было больше сорока, — рассказывает Валентин Титов, председатель координационного совета Союза чернобыльцев Москвы по СВАО. — Взрослые люди лучше осознавали опасность и строже соблюдали правила. А молодёжь была беспечна… Молодой солдатик набирал штатную дозу — 26 рентген — за два-три дня, после чего его «выгоняли» из заражённой зоны. А он клал в карман кусочек графита на память. Через несколько дней на ноге, где был карман, возникала незаживающая язва.
Сам Валентин Титов в первую волну ликвидаторов аварии не попал. В 1986 году он работал в Курчатовском институте и был одним из авторов идеи, как ликвидировать последствия аварии. В Чернобыле он побывал в командировке уже в 1989-м.

Своего рода день победы отметили 30 ноября ликвидаторы аварии на Чернобыльской АЭС. Именно в этот день в 1986 году, через пять месяцев после взрыва, ядерный реактор был окончательно загерметизирован в саркофаге.
Сегодня в нашем округе живут более 1,5 тысячи чернобыльцев — ликвидаторов аварии и переселенцев с заражённых территорий.

— Хотя с момента аварии прошло три года, наши счётчики, когда мы ходили по безжизненной Припяти, постоянно трещали, — вспоминает он.
В 1992 году ликвидаторов последствий аварии в Чернобыле приравняли по льготам к ветеранам Великой Отечественной войны. Но, несмотря на это, проблем у чернобыльцев сейчас немало: возникают трудности с предоставлением санаторно-курортных путёвок, с бесплатными лекарствами, бывают недоразумения с документами. В решении всех этих вопросов пытается помогать им общественная организация «Союз «Чернобыль» Москвы».

— Меня сначала распределили на должность инженера в отдел дозконтроля, а через месяц дали старшего инженера. Сам себя я называл «младший командир заградотряда». Следил, чтоб народ не попал в тыл раньше времени, а попал тогда, когда ему надо.

Интервью, которое Сергей дал нашей газете, подробно описывает внутреннюю «кухню» ликвидации последствий ядерного выброса. Как были организованы работы и быт на станции, какие меры принимались, чтоб сохранить здоровье гражданских людей, и как наплевательски обращались с военными.

Облучение в зоне всегда неравномерное. Это как прожектора, которые расставлены в разных местах, но освещение от них идет разной интенсивности. Вы пробегаете с экспонометром и смотрите — с той стороны светит меньше, с этой больше, а вот тут, если поставить стеночку, уже будет полумрак. То же самое с радиационным фоном.

А вот воспоминания другого бывшего солдата-срочника – Дмитрия Авилова, который служил в этих местах через год после аварии: «На Чернобыле служилось неплохо: нас стали лучше кормить, реже появлялись офицеры. Нет, мы понимали, конечно: радиация, свинцовые трусы и все такое. но ведь не Афган, не стреляли же, – говорит он. – Помню, как я первый раз увидел зону. Нас за три месяца до дембеля по железнодорожным путям перебрасывали через нее на место дислокации – станцию Вильча. Была ранняя весна, где-то еще не успело оттаять, а где-то уже пыталось зазеленеть. Кругом покой и тишина. Я жадно смотрел в окно. Ловил детали, пытаясь разглядеть хоть что-то необычное или даже сверхъестественное. Это же зона! Во мне зудело любопытство экскурсанта. Мы проезжали пустые перроны, улицы, дома, магазины, киоски Союзпечати.

«Это ведь не Афган»: что думали о службе в зоне солдаты-срочники

Что такое радиация и как с ней бороться, никто не знал. Поэтому в народе ходили разнообразные слухи. Кто говорил, что помогает йод, и все стали пить разбавленный йод. Другие слышали, что спастись можно водкой. В городах и поселках толпа выносила содержимое водочных магазинов, а стоимость самогона взлетела выше облаков. И шоферы, и сотрудники ГАИ от водочной профилактики еле держались на ногах, вывозить детей из зоны поражения в какой-то момент стало некому.

Почему эвакуация не была проведена сразу?

Девушка вместе со старшей сестрой-врачом приезжает в Припять, чтобы повидать отца – майора, который служит в этих местах. На глазах девушек происходит взрыв на 4-м блоке Чернобыльской АЭС. Погибает их отец, участвовавший в ликвидации аварии в качестве пилота вертолета. Сестра Али Марьяна, оказывая помощь ликвидаторам, сама получает большую дозу радиации. И посреди этого Армагеддона между двумя юными сердцами – Алей и Пашей – растет чувство, которое в результате спасет юноше жизнь.

В памяти остались лица ушедших в мир иной ликвидаторов чернобыльской катастрофы. Начинаешь понимать, что именно мы одолели ужасные последствия катастрофы на ЧАЭС. Простые люди — инженеры, рабочие, военные — встали перед неизвестностью и ценою своих жизней остановили распространяющуюся угрозу.

Вам будет интересно ==>  Образец соглашения сособственников на проведение реконструкции в свободной форме

Спустя некоторое время я ушел в армию, а родители продолжили работать на станции вахтовым методом. После возвращения из армии я убедил их переехать в Киев, где после аварии они получили квартиру. К счастью, родители живы — они по-прежнему живут в Киеве. Хотя, конечно, не обошлось без последствий: это и сахарный диабет, и другие болячки.

Евгений Осокин, очевидец аварии на ЧАЭС

Регистрируясь на интернет-сайте благотворительного фонда «Нужна помощь», включающего в себя разделы «Журнал» (takiedela.ru), «Фонд» (nuzhnapomosh.ru), «События» (sluchaem.ru), «Если быть точным» (tochno.st), («Сайт») и/или принимая условия публичной оферты, размещенной на Сайте, Вы даете согласие Благотворительному фонду помощи социально-незащищенным гражданам «Нужна помощь» («Фонд») на обработку Ваших персональных данных: имени, фамилии, отчества, номера телефона, адреса электронной почты, даты или места рождения, фотографий, ссылок на персональный сайт, аккаунты в социальных сетях и др. («Персональные данные») на следующих условиях.

— Таких потерь не было даже в Великую Отечественную войну, чтобы бригада за три дня вышла из строя стопроцентным составом — от солдата до командира. Почему отправляли нас? Дело в том, что остальным частям требовалось время на мобилизацию, а курсанты — готовое подразделение. Нас начали усиленно готовить по радиационной безопасности, проведению разведки и специальной обработки (дезактивации техники, местности, личного состава и т.д.). Уже в июне, видимо, «закончились» химические войска, и нас отправили в зону ликвидации, — рассказывает ликвидатор.

Полтора километра от АЭС

Первый раз Чернобыль аукнулся Владимиру спустя девять лет после аварии. Его увезли на «скорой», в больнице мужчина сдал все анализы, различные диагнозы не подтверждались, но кровь была плохой. Стало легче, но через неделю недуг вновь напомнил о себе.

«Дары» Чернобыля

— Когда мы там находились, энергоблок еще не накрыли саркофагом, он появился в ноябре, спустя семь месяцев после аварии. Случались выбросы, не как в игре, но они действительно были — просто радиация время от времени повышалась. Энергоблок засыпали свинцовой дробью, борной кислотой, бетоном, цементом. Такой аварии никогда не было, поэтому не знали, что делать. Когда выливали туда бетон, делали лишь хуже: он мгновенно высыхал и поднималась радиоактивная пыль. Вертолетчики — те люди, которые сделали невозможное. Фон над АЭС достигал 3 — 4 рентген в час, а человеку, чтобы погибнуть, достаточно получить 400 рентген в час, — говорит ликвидатор.

Затем в первые десятилетия после Чернобыля самой большой угрозой для здоровья населения стали цезий-137 и стронций-90. Период их полураспада — 30 лет. То есть половина этих радионуклидов уже перестала быть опасной. В следующие 30 лет распадется еще половина от оставшегося объема и так далее. Для полного распада радиоактивных цезия и стронция нужно десять периодов по 30 лет — то есть три столетия. Неслабо, однако.

Помимо осколков урана — радиоактивных цезия и стронция — в реакторе образовались ядра так называемых трансурановых элементов. В основном, это плутоний — 238, 239, 240 и 241, которые и были выброшены в атмосферу. Трое первых из этих изотопов имеют альфа-излучение. По силе воздействия на живые организмы оно в десятки раз опаснее бета- и гамма-излучения. Плутоний-241 тоже имеет бета-лучи, однако именно он во время распада превращается в америций-141 с опасным альфа-излучением.

Но на этом проблемы девяти миллионов людей, проживающих на «грязных» территориях России, Украины и Беларуси, не заканчиваются. Скорее наоборот: все самое неприятное — впереди. Как следует из физики реактора, после взрыва вылетели не только эти радионуклиды. Целая таблица Менделеева «высеялась» на сотни тысяч квадратных километров — не только окрест АЭС или на территории СССР, но и в Европе.

Сосновые деревья, получившие определенную летальную дозу облучения в 3 000 рентгеновских лучей, умерли, а их безлистные скелеты образовали впечатляющее, неестественное расположение, сейчас известное как «Рыжий лес». – Сергей Мирный.

Большинство ликвидаторов были вынуждены работать в течение определенного периода времени, однако тысячи ликвидаторов, в основном военные и квалифицированные специалисты, добровольно участвовали или расширяли свою работу за пределы обязательного срока.

Количество ликвидаторов

Графит горел при температуре более 2 000 градусов. Это героическое, но совершенно бесполезное действие приблизило их к смертоносному источнику излучения, большему, чем даже у жертв Хиросимы, где “бомба-малыш” излучала гамма-лучи только в тот момент, когда она была взорвана, это было на высоте 2500 футов над землей.

С недавних пор «самоселов» стали воспринимать как своих. Они начали носить продукты на экспертизы дозиметрами в специальные центры. К сожалению результаты исследований нам не известны. Но мы можем предположить, что если жители едят эти продукты и до сих пор живы, значит уровень радиации не так уж велик. А может проблемы проявят себя позже.

Вы удивитесь, спросив, можно ли жить в Припяти, да еще и зарабатывать деньги? Сталкеры утверждают, что можно. Они почти каждый день организовывают экскурсии по городу, как для украинцев, так и для иностранцев. Они показывают людям разные места, водят их в лес и по домам, где раньше жили люди. Но со стороны закона они проживают и делают бизнес на данной территории незаконно. По городу за ними охотится милиция.

Кто еще живет в городе смерти?

Изначально город строился с тем расчетом, что население Припяти будет не больше 80 тысяч человек. Но, жителей с каждым годом становилось все больше и правительство решило расширить эти рамки. К тому же, места вокруг было достаточно, ведь город располагался в лесу. Уже в 1986 году население Припяти возросло почти на 2 тысячи и составило 49 400 человек.

Вам будет интересно ==>  Пенсия по тульской области 2021 по стажу

«У меня вот сейчас двое, которые последние остались, у меня же их вообще и милиция забирала, ужас творился. Могли в любое время посадить. Невозможно было добиться, чтобы признали, что он ликвидатор, что он инвалид, что у него дозы. Говорили, что «ты льгот хочешь». А мы их не просили, эти льготы, нам государство дало, а потом взяли и отняли. Сейчас-то какие льготы? Всё. У всех отняли всё. Я же, когда в Кремле был, говорил Медведеву. Я сказал: «Мы-то уж всё. А вдовы, помогите им, детям вдов». Ну и что? Ну, добавили на похороны четыре тысячи. И всё».

Работавшие у стен разрушенного реактора люди — о радиоактивной пыли, прокажённых и всеобщей безалаберности.

«Когда мы строили саркофаг, то в Госстрое СССР вообще не знали, в какой разряд это здание отнести, чтобы применить к нему какие-то нормы, временные или ещё что-то такое. И посчитали тогда, что достаточно 30 лет, чтобы за это время принять решение о том, каким способом или от этого избавиться, чтобы была зелёная лужайка, или же сделать такое сооружение, которое бы на многие десятилетия, на столетия обеспечило работу всей оставшейся электростанции, то есть первому, второму и третьему блоку. То есть гарантия нашего саркофага была 30 лет. Мы сами знаем, что это и 50 простоит, и больше».

«Не дай бог дойдёт до могильников». Ликвидаторы назвали главную опасность пожаров в Чернобыле

«После того как пошла петрушка с разделением страны, уничтожением Советского Союза, Украина стала своим отдельным государством, вся тяжесть решения этого вопроса перешла на Украину. А до этого, наверное, году в 90-м или 91-м, был конкурс на «Укрытие-2″. И там участвовало несколько стран: Франция, Америка, в том числе и мы участвовали. Мы заняли третье место. Первое и второе заняли Америка и Франция».

— Переехала в Киров жительница Семипалатинска. В Казахстане он входит в перечень радиационных территорий, и она пользовалась соцподдержкой, а здесь ее удостоверение недействительно. Придется ее права доказывать в суде. Помогал чернобыльцу из Кирово-Чепецка, он 7 лет не мог добиться, чтобы ему установили связь с Чернобылем: Минобороны не предоставляло документы. Сейчас будем отвоевывать ему компенсацию возмещения вреда. Недавно обратился один ликвидатор с просьбой, чтобы его внучку поставили на диспансерный учет. Дело в том, что по «чернобыльскому» закону детей в трех поколениях, родившихся от участника ликвидации аварии на ЧАЭС, необходимо ставить на диспансерный учет в поликлиниках по месту жительства. Однако закон в этой части в Кировской области не соблюдается. Написал письмо министру здравоохранения А.В. Черняеву.

— Да и что такое гарантия, к примеру, медобслуживания? — вступил в разговор Д.Е. Захваткин, член Общественной палаты Кировской области от Законодательного Собрания, член общественного совета при министерстве соцразвития. — Можно пролечиться в центре на миллион, а можно помазать рану зеленкой. И то, и другое — гарантия. Для того чтобы улучшить уровень социального и медицинского обслуживания, нужно менять законы, в целом концепцию отношения к людям, нуждающимся в поддержке государства. А это уже зависит от власти.

— Мы сейчас участвуем в конкурсе проектов поддержки местных инициатив, — рассказал Николай Батин, председатель Кирово-Чепецкого отделения Союза «Чернобыль». (Это первая организация чернобыльцев в области, возникла в апреле 1990 года. «Еще до «чернобыльского» закона, — вспоминает он. — Нас тогда вообще не воспринимали. А сейчас и спонсоры иногда помогают, и предприятие «УралХим»: на одни взносы не прожить».) — Мечтаем открыть памятник в Кирово-Чепецке «Героям и жертвам радиационных аварий и катастроф». Ведь кроме чернобыльской аварии были и другие. В 2017 году исполняется 60 лет со дня аварии на «Маяке». На предприятии хранились огромные емкости с радиоактивными отходами, они заливались водой. В одной — воды не оказалось: просмотрели, и она взорвалась. Началась цепная реакция, радиационные выбросы. Пострадала Свердловская область, и след пошел на Тюмень. С Кирово-Чепецкого химкомбината были командированы на помощь 50 ликвидаторов, нахватали доз, сейчас в живых — 17 человек. «Маяковцы» подпадают под наш закон, приравнены к нам полностью.

Естественно, ликвидаторы, как и все люди, стареют и умирают от разных причин. По данным Обнинского регистра вплоть до настоящего времени повышенной смертности ликвидаторов не наблюдается: например, в 1997 г. из каждой тысячи ликвидаторов умерло 10 человек, в то время как для необлученного населения соответствующего пола и возраста — 12 человек из тысячи. Таким образом, за 13 лет после аварии от ВСЕХ причин смерти (в подавляющем большинстве не связанных с облучением) умерло менее 30 тысяч ликвидаторов (естественная смертность).

По прогнозам специалистов МРНЦ, случаи лейкемии у ликвидаторов, которые получили высокие дозы, начали регистрироваться через 4–5 лет после аварии. Ожидается, что через 20 лет после аварии, что из 118335 российских ликвидаторов 1986–1989 гг. от «обычных» раков умрет 4899 человек (в том числе 45 от «обычной» лейкемии) и дополнительно 140 человек от «чернобыльских» раков (35 от «чернобыльской» лейкемии). Статистика смертности ликвидаторов от радиогенных лейкозов, зафиксированная в Обнинском регистре за 12 лет, соответствует этим прогнозам.

Есть данные наблюдений за 673 ликвидаторами-сотрудниками Курчатовского института, которые были направлены в Чернобыль в самые первые дни после аварии. Большинство из них, в силу своих профессиональных знаний и опыта, выполняли работы в самых опасных местах. Спустя 12 лет после аварии они решили сами проанализировать показатели своего здоровья и выяснили, что за все это время уровень смертности среди ликвидаторов-атомщиков также был существенно ниже показателя смертности мужского населения России.

Вам будет интересно ==>  Пенсионеры бесплатный проезд на общественном транспорте в московской области

Между тем, многие физики-ядерщики и медики уже несколько лет безуспешно пытаются донести до властей, что второй пик чернобыльского радиационного ада наступает неуклонно. И имя ему — америций-241. Откуда же взялась эта новая напасть? И как, кому она точно грозит?

Известно, что в первые дни после аварии на ЧАЭС самую большую опасность для населения представлял радиоактивный йод-131 с периодом полураспада восемь дней. Если бы власти стали сразу давать населению медицинский йод, то случаев рака щитовидной железы было бы значительно меньше. Этого не сделали нигде, кроме Припяти, — следовало хранить «атомную» тайну не только от врагов, но и от своих людей.

Но на этом проблемы девяти миллионов людей, проживающих на «грязных» территориях России, Украины и Беларуси, не заканчиваются. Скорее наоборот: все самое неприятное — впереди. Как следует из физики реактора, после взрыва вылетели не только эти радионуклиды. Целая таблица Менделеева «высеялась» на сотни тысяч квадратных километров — не только окрест АЭС или на территории СССР, но и в Европе.

Ликвидаторами последствий катастрофы на Чернобыльской атомной станции являются 2 тыс. 192 жителя Петербурга. Память же тех, кто погиб в радиационных авариях и катастрофах, Северная столица помянет 26 апреля.

Но главное событие в день памяти состоится в парке имени академика А.Д. Сахарова на пересечении проспекта Маршала Блюхера и Пискаревского проспекта. 26 апреля там пройдет митинг, а потом к памятнику «Жертвам радиационных аварий и катастроф» будут возложены цветы и венки.

Напомним, авария на Чернобыльской АЭС произошла в Припяти Украинской ССР 26 апреля 1986 года. 32 года назад был разрушен четвертый энергоблок ЧАЭС. Авария произошла ночью во время испытаний турбогенератора. Для них необходимо было остановить реактор и замерить показатели. Но вместо безопасной остановки случились взрыв и пожар.

«Нас одиннадцать человек. Значит, общее время работы — около часу. Работаем. Прибежал водитель ИМРа, пулей влетел через верхний люк в машину, захлопнул крышку. Заурчал мотор. Я послал первого бойца, сделав засечку времени. Он сноровисто поставил контейнер, отбросил крышку, посигналил водителю рукой — можно грузить. Подготовка контейнера заняла всего лишь сорок секунд. Боец вернулся, тяжело дыша от возбуждения. Поразительно, как много пота выделяет человек под влиянием страха».

Ликвидационные мероприятия включали две основные составляющие: возведение саркофага над уничтоженным энергоблоком для предотвращения дальнейшего распространения радиоактивных веществ и деактивация уже заражённой территории. Помимо этого на широкую ногу была поставлена радиационная разведка, которой занимались как военнослужащие войск радиационной, химической и биологической защиты, так и гражданские специалисты. Они тщательно проверяли фоновые уровни и уровень заражения почвы и воды во всей зоне отчуждения и за её пределами, именно на основе их данных принимались решения о проведении тех или иных работ и об отселении жителей.

Солдаты-срочники, чистившие в первые дни после ликвидации пожара крышу третьего энергоблока, могли получить максимальную дозу за полчаса работы, стоило только на пару секунд взять кусок графитового стержня-поглотителя, заброшенного сюда взрывом с четвёртого энергоблока.

С техникой было сложнее. Техника – не люди, она железная, радиацию накапливает в пыли, лежащей во всех швах и под колёсными арками, в металле, в резине – везде. На всех выездах из Зоны были устроены дозиметрические посты, которые меряли всю выходящую технику. Если фон превышал допустимые показатели, машину отправляли на ПУСО – (Пункт специальной обработки), где специальные поливочные машины и ребята, с головы до ног укутанные в резину мыли их из брандсбойтов мощной струёй воды с деактивирующим порошком.

Согласно исследователям из NASA , общее количество смертей, которые АЭС предотвратили, заместив выработку ТЭС, только до 2009 года составило 1,8 миллиона человек. Тем не менее ничего этого за пределами научных кругов никто не знает, потому что научные журналы написаны достаточно неприятным для чтения языком, насыщенным терминами и потому не самым легким для чтения. Зато про Чернобыльскую катастрофу популярные СМИ рассказывают много и охотно: в отличие от научных статей, это хорошо читаемые тексты.

Как ни смешно, причины этого лежат в популярной культуре. В первой половине прошлого века радиации (ее еще называли икс-лучами) приписывали магические свойства. Наука того времени не имела точных данных о воздействии радиации на человека — Хиросима еще не случилась. Поэтому распространилась точка зрения о том, что даже небольшая ее доза может сделать мутантом ребенка или превратить потенциальную мать в бесплодную женщину. В 1924—1957 годах в рамках евгенических программ по «вычищению» генетически «неправильных» будущих матерей (душевнобольных и иных) в США даже пробовали стерилизовать таких женщин радиацией против их воли .

Как страх перед радиацией, а не сама радиация унес несколько сотен тысяч жизней

В то же время последствия эти вряд ли можно приписать только аварии реактора. Скорее, речь идет о жертвах образовательной системы, жертвах кино и СМИ, охотно тиражировавших хорошо продающиеся фильмы и статьи про ужасы радиации и уродства новорожденных, которые она должна вызывать.

Ссылка на основную публикацию